Русский гид в Японии. Рассказы о Японии

ГлавнаяРассказы о ЯпонииКуда поехать, что посмотреть






Партнеры сайта

Сливовый парк Кайраку-эн

«Историческое место, где ветерок разносит аромат японской сливы» – так описывается Кайракуэн в памфлете, который выдается посетителем парка.

Парк Кайраку-эн был создан Нариаки Токугава (Nariaki Tokugawa), главой феодального клана региона Мито, и был открыт для публики в июле 1842 года. Название «Кайракуэн» (Kairakuen) происходит из изречения, взятого из китайской книги Мэнцзы, считающейся одним из канонов конфуцианства: «Те, кто принадлежит элите, должны делить удовольствия с простыми людьми, лишь тогда их удовольствия будут искренними и глубокими.» Таким образом, парк был построен не только для высшей знати, но также предназначался для вассалов военного правительства Мито. Дизайн предусматривал сочетание входящих тогда в моду современных парков и традиционных японских садов.

Расскажу немного о самом «отце-основателе» знаменитого парка. Нариакэ Токугава (1800-1860) в возрасте 30 лет стал девятым главой местного феодального клана. Он был ближайшим родствеником сёгунов, правящих в Эдо, а его сын со временем стал 15-м, последним, сёгуном Японии.

Не случайно посмертное имя Нариакэ звучит как Рэкко (яп. 烈公, «Пылающий князь»). Бурная деятельность правителя Мито неоднократно ставила его в оппозицию правящему сёгунату, и конец своей жизни мятежный князь провел в своем родовом имении под домашним арестом.

В своей провинции Нариакэ предпринял некоторые реформы, направленные на усиление власти военного правительства региона. Например, он всячески способствовал развитию охоты, как элемента тренировки воинского сословия. Для воспитания молодых самураев в патриотическом духе, Нариаки основал школу Кодокан, в которой преподавались науки с позиций философии кокугаку. Отчасти это движение было диссидентским, так как ратовало за восстановление прямого императорского правления в Японии. Будучи одним из членов всеяпонского собрания (1853 г.), которое решало вопрос подписания японо-американского договора, Нариакэ Токугава настаивал на соблюдении курса изоляции и был категорически против иностранного вторжения на территорию Японских островов.

Одной из попыток сближения власти с простым населением, и было создание парка Кайракуэн. Старые записи, предшествующие строительству парка, и описывающие саму цель его создания, начинаются со слов «усилие и отдых». Эта фраза опять же принадлежит учению Конфуция, полагающему, что напряженная работа должна обязательно сменяться моментами отдыха и расслабления. Школа Кодокан, находившаяся поблизости от парка, была основана для образования и интенсивных тренировок молодых самураев, а парк Кайракуэн предназначался для того, чтобы любой из учеников мог найти отдых для тела и души после занятий.

Слива, или как ее еще называют, японский абрикос, была любимым деревом Нариакэ. Больше всего его восхищала практичность этого растения, сочетание, так сказать, «духовного и телесного». Ее цветение является первым признаком прихода весны и поселяет в душе чувство прекрасного. В то же время, маринованные плоды этого дерева помогут выжить в тяжелые времена военных действий или голода. Именно поэтому в провинции Мито было посажено бесчисленное количество деревьев «японского абрикоса».

В парке Кайракуэн находится около 100 различных видов сливы, и цветение ранней весной более 3000 деревьев делает этот парк одним из трех самых знаменитых парков Японии. Я уже рассказывала, что на самом деле, не сакура, а именно слива является истинно японским деревом. Поэтому в конце февраля-в марте огромное количество японцев едет сюда любоваться первым весенним цветением.

Официально фестиваль цветения сливы проводится с 20 февраля до 31 марта. Только в эти дни на местной станции останавливается ж/д экспресс, в остальное время года на этой платформе остановки нет. Если вы планируете поездку в Кайракуэн в этот период, рекомендую выбрать будний день, иначе придется стоять в очередях, чтобы сфотографировать цветущие деревья.

Эпиграфом к любованию цветущей сливой, пожалуй, может служить хайку знаменитого японского поэта Масаока Сики (1867 – 1902), которые выбиты на камне в парке Кайракуэн:

На крутом холме
Кривая слива стоит
Совсем одна.

Правда, на этом «цветочные фестивали» не заканчиваются: в апреле цветет сакура, а затем парк покрывается разноцветным ковром цветущих азалий.

Примечательна также роща бамбуковых деревьев, как утверждается в памфлете: «проходя через бамбуковую рощу, вы почувствуете мистический контраст света и тени».

В прошлые времена в парке проводились чайные церемонии, воду для которых брали в источнике, обнаруженном на территории парка. Преимущества холмистой местности были использованы при проектировании Кайракуэн и позволили построить водосборник в виде колодца, через который ежедневно «проливается» около 100 тонн родниковой воды. Жаль, что сейчас чайные церемонии проводятся здесь лишь в некоторые дни, во время фестивалей.

Как водится, на территории комплекса расположено синтоистское святилище, посвященное наиболее видным представителям родового клана. Первый из них - это Токугава Мицукуни (1628-1700), второй из семейной династии клана Мито, внук великого Токугава Иэясу. Японцы трепетно чтут его память. Каковы же были его заслуги перед нацией? Фактически, Мицукуни был основоположником японского национализма и автором идеи о возрождении истинно японской, синтоистской религии. Эта идея через полтора столетия обернулась разрушением буддийских святынь по всей Японии и обязательным учреждением хотя бы одного синтоистского святилища в каждой деревне, согласно приказу 1868 года. Также Токугава Мицукуни вошел в историю как большой гурман, любитель рамена, вина и ... йогурта.

Через семь поколений националистические идеи были подхвачены Токугава Нариакэ - основателем парка, который и является вторым святым храмового святилища и о котором я рассказала выше.

Примечательным местом, достойным посещения является Кобунтей (Kobuntei) – трехэтажная деревянная вилла. Не будет преувеличением сказать, что эта историческая постройка являлась центром культурной жизни всего региона. Сюда нередко приглашались самые образованные и известные люди провинции, устраивались художественные и поэтические состязания. Частыми гостями на вилле были старожилы: бывшие самураи, заступившие за возрастной рубеж 80 лет и простые граждане, справившие свое 90-летие. Хозяин самолично принимал участие в таких встречах.

Утверждается также, что лорд Нариаки сам проектировал виллу, начиная от выбора местоположения, заканчивая деталями внутреннего убранства. Он же одобрил название «Кобунтей»: слово «Кобун» - китайское прочтение слова «слива».

К основному зданию примыкает частная пристройка, которую нередко использовала жена лорда Нариаки со своей свитой. Бывали здесь и более высокие гости, которым особенно приглянулась «сливовая» комната. Останавливались в ней, в статусе наследных принцев и будущий император Тайсё, и будущий император Сёва (дед и отец нынешнего японского монарха).

При осмотре виллы убеждаешься, что духовное у японцев все-таки первично по отношению к телесному. Нет здесь ни особых архитектурных изысков, ни элементарных в нашем понимании удобств. Большой деревянных дом, как и полагается японским жилищам, окружен по периметру коридором, отделяющим открытые веранды от внутренних помещений. Легкие раздвижные двери представляют собой рамку с натянутой рисовой бумагой. Это, конечно, красиво и романтично, но ни о каком утеплении речи быть не может.

Убранство комнат тоже весьма аскетично – соломенные или деревянные полы и раздвижные панели стенных шкафов, куда обычно убирается вся утварь. Именно эти панели и являются основной достопримечательностью виллы. На каждой из них знаменитые для того времени художники нарисовали сценки из дикой природы, давшие названия комнатам: хризантемовая, сливовая, сосновая, бамбуковая... Видимо, использование той или иной комнаты должно было настроить гостей на определенный лад и дать толчок поэтической фантазии.

Сам хозяин больше всего любил покои, находящиеся на третьем этаже. Сидя на деревянном полу просторной комнаты, он наслаждался видом отрывающимся из открытых окон. В зависимости от настроения, он устремлял свой взор то на Юг, смотря на пасторальный пейзаж с мягкими очертаниями кустов азалии; то на Восток, и тут мир сжимался до размеров японского сада, представленного суровыми хвойными деревьями; а через окно, смотрящее на Запад и выполненное из остатков дерева для боевого барабана лорда, был виден символ и святыня Японии – гора Фудзи.

Название верхних покоев «Rakuju-Rou» напоминало лорду Нариаке слова, сказанные Конфуцием:

Благоразумные любят воду,
Добродетельные любят горы.
Благоразумные находятся в движении,
Добродетельные остаются в покое.
Благоразумные развлекаются сами,
Добродетельные развлекают других.

Ваш гид в Японии,
Ирина

Внимание! Перепечатка или копирование материалов сайта http://www.edemvtokyo.ru возможны только при условии прямой активной ссылки на сайт.

©Едем в Токио - Гид в Токио|Гид в Японии|Экскурсии по Японии с русским гидом


Яндекс.Метрика